Skip to content

Ты и я — такие разные

Июнь 18, 2010

Но горячей дружбой связаны, мы с тобою!

ДИМА
Взволнованная блогосфера, возмущенная тем, что Путин в жизни называет Президента на "ты", а тот премьеру "выкает", получила ответ от Самого. Мол, как привыкли за 20 лет, так и общаемся.

Интервью американской газете «Уолл Стрит Джорнэл»


Р.ТОМСОН: В последние несколько лет как изменились Ваши отношения с премьер-министром Путиным?
Д.МЕДВЕДЕВ: С формальной точки зрения, они, конечно, изменились, потому что я работаю Президентом, а он стал премьер-министром. И этим все сказано. Я неоднократно об этом говорил, потому что президент – это президент, по Конституции – это глава государства и Верховный Главнокомандующий. Премьер-министр занимается экономикой. В этом смысле у нас несколько иная система, отличная от Соединенных Штатов Америки. Она ближе к французской, наверное. Хотя в значительной мере уникальная, потому что это российская система.
Если же говорить о персональном факторе, то, наверное, они никак не изменились. У нас добрые и товарищеские отношения. Мы с ним общаемся, регулярно встречаемся, обсуждаем самые разные вопросы, а их достаточно. То есть, с формальной точки зрения, изменились очень сильно, с личной точки зрения, надеюсь, не изменились почти никак.

ЛЕНЯ
Ярмольника настигло эхо культурной беседы.

— На недавней встрече деятелей культуры с Владимиром Путиным многие обратили внимание на то, что он «забыл» как зовут Юрия Шевчука. А вас он узнал?
— Меня он не забудет никогда! (смеется). Мы много лет с Владимиром Владимировичем знакомы и находимся в контакте, это была далеко не первая наша встреча. Может быть, для кого-то из читателей открою маленькую тайну — вряд ли Владимир Владимирович мог забыть имя Шевчука. Просто тот задал хоть и правильный вопрос, но не в подобающей форме. И вот, чтобы как-то охладить пыл, Владимир Владимирович использовал практически актерский прием, спросив: «Простите, а как вас звать?». После этого сразу сменилась интонация. Это находчивость и изобретательность Владимира Владимировича. Конечно, Путин не мог забыть, как зовут известного музыканта, у него фантастическая память, он не забывает никого и ничего. С Владимиром Владимировичем можно выступать в шоу, показывать ему комбинации цифр и он все запомнит, у него огромная практика. Не забывайте, то наша школа КГБ всю жизнь была лучшей в мире.

— Я обратила внимание на то, что всех присутствующих Путин называл по имени отчеству и только вас по дружески — Леня. А вы можете обратиться к нему просто по имени?
— Нет, я не могу назвать Владимира Владимировича по имени, это будет неправильно. Если бы я был совсем невоспитанным человеком, то мог бы поприветствовать его: «Володя». Но как можно назвать так нашего премьера, которого по ошибке все время называют президентом… (смеется). Ой, только это не пишите! То, что Путин называет меня «Леней», мне, безусловно, льстит, а в том, что я называю его Владимиром Владимировичем, выражается мое уважение к нему.

— Вам тоже накануне встречи звонили и просили не задавать премьеру острых вопросов?
— Я думаю, что в подобных ситуациях звонят всем, хотя бы, чтобы удостоверится, что человек знает, с кем он встречается и по какому поводу. Я думаю, что это нормальная процедура, но могу сказать, что никаких инструкций — как себя вести, что можно, а что нельзя говорить, ничего этого не было. Я просто сам понимал, что мы встречаемся по поводу детей и они главная тема разговора.

— Вы говорили на встрече о фонде помощи пожилым артистам. К вам обращался кто-то из тех, кто оказался в бедственном положении?
— Я как раз говорил, что пожилые актеры люди очень гордые, они по другому воспитаны. И вот они как раз не обращаются, это мы должны их находить и помогать. И наш фонд «Артист» это делает.

— Не могу не задать вопрос об Алексее Германе и картине «Трудно быть богом». Понятно, что вы давно уже и бороду сбрили и всяко-разно шутите на эту тему («Я хотел бы живым застать эту премьеру»). Что слышно? Доживем до премьеры?
— Мы с Владимиром Владимировичем надеемся дожить до премьеры (смеется)! Единственный вопрос, который он мне задал на той встрече — как идут дела у Германа? Я думаю, если все пойдет по планам, и Герман будет хорошо себя чувствовать, то в этом году мы озвучим картину, и уже через год она увидит свет. Мы работаем над картиной 11-й год, и я счастлив, что принимаю в ней участие. Она не похожа ни на что, что я в своей жизни делал. Герман — как отдельная планета, это другие законы кино, жанра, требовательности к себе. Он ведь в хорошем смысле, снимает кино не для рынка. «Трудно быть богом» — это исповедь, а исповедь может занимать время длиною в жизнь.

НАВЕЯЛО-1
Пустое вы сердечным ты Она обмолвясь заменила, И все счастливые мечты В душе влюбленной возбудила. Пред ней задумчиво стою, Свести очей с нее нет силы; И говорю ей: как вы милы! И мыслю: как тебя люблю!

НАВЕЯЛО-2
( у него фантастическая память, он не забывает никого и ничего. С Владимиром Владимировичем можно выступать в шоу, показывать ему комбинации цифр и он все запомнит, у него огромная практика). С другого фронта, Надеждин вторит:"Тем более что, как вы знаете, у Путина великолепная память. Когда мне приходилось с ним встречаться, я все время поражался, сколько информации он удерживает в голове".
Смотреть можно с 2.40

Реклама

From → Uncategorized

3 комментария
  1. Спасибо, порадовали: «Трудно быть богом» все-таки имеет шанс порадовать зрителя… Однако, хотя понимаю тщательность работы Германа, не могу согласиться с тем, что столь долгая работа оправдана. С чем сравнить? С Балтийским морем: идешь купаться — долго-долго идешь — а все по колено, а ты все идешь, иногда уже забываешь, зачем… Я не насмешничаю, я этого боюсь — именно для этой картины.

    • Ну, так классики — гении, еще когда нам спели: «А Германа все нет»… Вторую букву «н» у А.С. будем считать опечаткой.
      Самое любопытное, что лучшие свои фильмы — «Лапшина», » 20 дней без войны», «Проверку на дорогах» режиссер снял в самом обычном графике. Чудить он начал в 90-е, пытаясь преодолеть не только финансовые проблему, но и творческие. «Вовремя уйти» — это ведь не только про балерин…
      Судя по конфликту с Ярмольником (ругались сильно)ждать еще долго.
      Самое забавное, что деньги на Хрусталева давал режиссеру Собчак за подписью Путина, а на Трудно быть Путин уже президент выделял. Сам Герман, прямо глядя в глаза ВВП сказал, что фильм будет о нем, о Путине. Вот Вова и спрашивает, волнуется, ждет.

      • В нашей стране доном Руматой трудно быть — обязательно обезьяна какая-нибудь серятиной обзовет, да еще разведкой уколет. А сами-то — ох, элита творческая! Честно — творцы раздражать стали, не творят, а вытворяют.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: