Skip to content

Стратагема с черным поясом

Ноябрь 1, 2010

Я вчера убил писателя.
Не Гришковца, не Пелевина, не Коэльо. Писатель был уже великий, но еще безымянный.  
Я его убил в себе.
Все пишут. И я замахнулся сразу на тонкую психологическую вещь о нашем герое! С щепоткой эротики и юмором на кончике ножа. Двое в комнате были, я и Пушкин. Кипренским на белой стене. И устыдился я. И лучше выдумать не мог. Тем более, все равно, из меня только акын получается. И строчки стыдливо ужались. Но черновики не горят. Не Бекбедеру же отдавать…
В предыдущем посте заметил, что понимание мышления дзюдоиста немаловажная деталь для ответа на вопрос: "Who is mister Putin?".
Меня спросили, а что я имею ввиду? Сказавши “А” иду дальше.
Ах, да: Любые совпадения с реальными событиями, людьми и жеребцом Графом из Ново-Огарево, являются случайными.



— Дядя Вова! — маленькая Света дернула Путина за рукав куртки, — покажи лапки!

— Чьи лапки? — не понял премьер, рассматривая в задумчивости новый стек с меланхоличным львом на ручке,  только что подаренный Чубайсом.

Главный нанотехнолог позабавил —  суетливо запросив аудиенции. Оправдывался, пытался заглянуть в глаза, моргая как-то по-совиному..  Мне приписали не мои слова. Реноме ты, мое реноме.
Путин резанул воздух стеком и усмехнулся: "Набил бы я ему реноме, да Заратустра не позволяет”.

— Игорь! — позвал Путин охранника, чья дочка безуспешно дергала премьера за рукав, — Сдай стек в Гохран. Заполни, я подпишу.
— А ведь Рыжий сигнальчик снимет, уловит. Метко…, — тихо прокомментировал сидевший на качелях Дима, почти скрытый кустами. Сидел он, подобрав под себя ноги, оттого походил на китайского мандарина, стоявшего в комнате Кати.
— На то он и нанист, чтобы тонко считывать… Ты решил по Курилам?
— Полностью. Вот программа, почитай, — Дима протянул зеленую папку с торчащими белыми закладочками.
— Светочка, иди покорми нашего друга, — Путин с трудом вытащил из маленькой цепкой ладошки рукав куртки.
Разговор был на сей раз недолгим, через полчаса Путин проводил президента.
Не забывающий детали премьер зашел в конюшню.
— Итак, какие лапки? Конфеты что-ли?

— Нет, —  оживилась Света, — сегодня в машине по радио сказали, что Путин хромает на обе лапки. Но у тебя же ноги! Я же не маленькая — это прикол!
Путин сделал попытку, но так и не смог сдержаться. Пребывая в конюшне, логично было бы "заржать", но он просто засмеялся. Смеялся душевно —  предательская влага выступила в уголках глаз. Вытерев их ладонью, Путин сел на корточки.
— Ну, меня же тетя Люда ругает за походку. Говорит, что я как утка переваливаюсь с ноги на ногу. А утка птица непростая! Послушай. Жила-была уточка. И так случилось, что на птичьем дворе появились у нее недруги. Уточка легла на бочок, и притворилась больной. А пока птицы галдели и судачили, она пошла к воде и переплыла на другой берег. Села, и стала ждать,
когда мимо проплывут тела врагов. И дождалась.
Света машинально засунула в рот кусочек сахара, который приготовила Графу.
— Я поняла, ты типа Дональд Дак, а на самом деле -Терминатор! 
— Терминатор у нас
теперь Дмитрий Анатольевич, — продолжил веселиться Путин.
— Владимир Владимирович, я ее уведу, — забеспокоился вошедший Игорь.
— Не надо, я все-равно иду работать — пусть играет. Знаешь, я никогда еще так упрощенно никому не пытался объяснить Сунь-цзы: “Если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь. .Хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко”.

— Иди вперед там, где он не ожидает, — продолжил Игорь, давно ставший спарринг-партнером своего шефа на татами.
Уже вечером, в спортзал Путин пришел с увесистой книгой под мышкой — и как он раньше не подарил ее юркой Светлане…  Игорь взял подаренную дочке книгу “Учимся дзюдо с Владимиром Путиным”. Открыв ее, узнал почерк Шефа. “Светлане на память. Обдумывай тщательно, а действуй решительно. В.Путин”.
Игорь перевернул страницу”…Однажды создатель Акияма-сан не спеша прогуливался по своему заснеженному саду, созерцая все, что окружало его. И вдруг он с изумлением заметил, что толстые ветви дуба не выдерживают тяжести снега и ломаются, а тонкие ветки ивы пригибаются, а потом сбрасывают снег и выпрямляются как ни в чем не бывало. “Гибкость побеждает силу и зло! “— воскликнул пораженный собственным открытием
Акияма-сан. Другой человек, Дзигоро Кано, в конце XIX века выстроил эту мягкость и податливость в боевое единоборство: поддаться, чтобы победить…
Представьте, что вы дверь, закрытая на защел­ку. А ваш противник поставил себе цель – выбить дверь плечом. Навалившись или ударив с разбега, он своего добьется. Вместо того чтобы упираться, улучим момент, когда противник, разбежавшись, вот-вот нанесет удар, и откроем защелку. Не встретив сопротивления и не имея возможности остановиться, противник провалится в открытую дверь, теряя равновесие и падая.  Минимум усилий и максимальный эффект».

Реклама

From → Uncategorized

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: