Skip to content

Как Путин в НАТО вступал

Ноябрь 19, 2010

или Гудбай, Америка?
12.63 КБ

Саммиту Россия-НАТО посвящается

Легенда о якобы антизападничестве Путина, и молодом антиподе-президенте появилась в качестве основного блюда к НАТОвскому столу не случайно. Идет торг по поводу ратификации договора по СНВ. Торг не с Медведевым, а спор американцев меж собою: враждебный конгресс — Обама.
Я когда-то писал о том, что прагматик Путин руководствовался лишь интересами России, а не любовью, и всячески был открыт для объятий, понимая важность отношений.
10 лет — не такой огромный срок, чтобы отшибло память, но многим не по-вкусу вспоминать, что “мрачный полковник КГБ” был либеральнее любого американца (Бжезинский может и не помнить — дедушка старенький).
Путин, правда, не впадал в прострацию при виде голливудских звезд и не ходил в закусочные. Сформировавшийся политик, он встречался еще премьером и с Клинтоном, и с Олбрайт, в начале 90-х вел дела с Тедом Тернером в Петербурге — такого айфоном не возьмешь. На этом деле собаку съел, если повар нам не врет…

Америка его встречала радостно и с любопытством, как рок-звезду. Тоже полная надежд… Однако, когда вместо объятий на нас попытались надеть наручники, Вова сделал старинный прием дзюдо — мюнхенскую речь.
Полное избавление от иллюзий произошло к 2002-му году, на этом этапе как раз сегодня находится Медведев. Пони бегает по кругу, все это было, было. Перезагрузка, обернувшаяся перегрузкой.
Путин, молодым зеленым президентом тоже приехал в Америку и начал перезагрузку. Закрыл нервирующую американцев базу на Кубе, базу во Вьетнаме, первым позвонил Бушу 11.09, открыл путь американцам в Афганистан. Взамен получил заверения в НЕрасширении НАТО на Восток, и  НЕразмещении под носом России ПРО, в скорой отмене поправки Д-В..
Он даже предложил, чтобы Россия вступила в НАТО. А в ответ, улыбаясь ему “подарили” расширение НАТО, оранжевые революции, ПРО и вечнозеленых Джексона с Вэником.
Очень трудно дружить с тем, кто тебе плюет в протянутую ладонь…
И все-таки, до мюнхенской речи, так напугавшей Запад, Путин шел семь лет.
У Медведева в запасе еще пять, но время побежало стремительней.

Как Путин в НАТО вступал



2001 год, совместная пресс-конференция с Бушем
:
В.В.Путин: Сейчас изложу. Я вам сейчас зачитаю недавно рассекреченные документы, собственного говоря это было в печати уже давно, но сопроводительные документы были секретными в свое время. Написано: копия рассекречена, а было совершено секретно. Это нота советского правительства от 1954 года, направленная странам — участницам НАТО. Здесь написано следующее: "Руководствуясь неизменными принципами своей миролюбивой внешней политики и стремясь к уменьшению напряженности в международных отношениях, советское правительство выражает готовность рассмотреть совместно с заинтересованными правительствами вопрос об участии СССР в Северо-Атлантическом договоре".
А вот ответ: "Советское правительство предложило… Предложения такие-то сопровождались расширением Атлантического пакта путем присоединения Советского Союза к Североатлантическому договору. Нет необходимости подчеркивать совершенно нереалистический характер такого предложения"…
Я где-то год назад, примерно, отвечал на вопрос о том, возможно ли, чтобы Россия как-то присоединилась к НАТО. Я сказал: а почему бы и нет? И сразу же бывший Госсекретарь США г-жа М.Олбрайт, сказала: "Ну, это не обсуждается сейчас".
Вы понимаете, дело в том, что мы не относимся к НАТО как к враждебной организации. Конечно, нет. И я очень благодарен Президенту Соединенных Штатов, что наконец-то с территории США прозвучали эти слова. Для нас это очень важно. Это дорогого стоит, когда Президент великой державы говорит о том, что он хочет видеть Россию в качестве партнера, а может быть, в качестве союзника. Это дорогого стоит, повторяю.
Но если это так, тогда мы задаемся вопросом:
это военная организация или нет? Военная. Нас там видеть не хотят? Не хотят. Она движется к нашим границам? Движется. Зачем?
archive.kremlin.ru/appears/2001/06/16/0000_type63377type63380type82634_28562.shtml

Из книги С.Левайна"Лабиринт Путина:
“Гордость за свою страну, которую Путин сумел вернуть россиянам, отчасти напоминает тот оптимистический настрой, что Рональду Рейгану удалось пробудить у многих американцев с помощью знаменитого и невероятно удачного политического лозунга. Путин создал ощущение, которое хитроумный московский пиарщик мог бы подытожить позаимствованной за океаном и слегка переделанной фразой: ‘В России снова рассвело!’
Чем больше уверенности в усилении России обретал Путин, тем охотнее он устраивал периодические ‘встряски’ Европе и раздавал ‘зуботычины’ Америке. Он резко критиковал вторжение в Ирак, и сетовал на склонность США к унилатерализму. Время от времени Вашингтон реагировал на подобную напористость раздраженным брюзжанием по типу: ну чего еще ожидать от этих несносных русских. Однако все более конфронтационная манера Путина обусловливалась не только ‘неуживчивостью’ россиян. Как минимум отчасти она стала результатом высокомерного отношения Запада к России в тот период, когда ее еще охватывал глубокий экономический кризис.
Придя к власти, Путин был готов искать способы урегулирования глубоких разногласий с Западом и установить с ним дружеские отношения. Одним из раздражающих факторов для нового президента — как и для его предшественника Бориса Ельцина — стала политика НАТО. Когда в девяностые Запад начал процесс присоединения Восточной Европы и бывшей советской Прибалтики к своему военному альянсу, у России это вызвало протест. В националистических кругах расширение НАТО воспринималось как политика, позволявшая в будущем шантажировать Россию военной силой, если та всерьез бросит вызов целям Запада в регионе. Путин, однако, расценивал спор вокруг расширения НАТО по-иному. Он считал, что Вашингтон просто не понимает причин недовольства Москвы — об этом мне рассказывал человек, причастный к политике Кремля, и просивший не упоминать его имени, чтобы не лишиться доступа в коридоры власти. Поэтому назовем его Виктором. Так вот, Виктор вспоминает, как Путин говорил помощникам: если он проявит терпение и постарается все как следует объяснить, ‘они поймут, что мы нормальные люди, и наши отношения изменятся’. Поэтому он часами беседовал с западными визитерами высокого и даже невысокого ранга — министрами, замминистрами, со всеми, кто готов был слушать его рассуждения о Чечне, НАТО или энергетической политике.
К началу 2000 г. процесс расширения НАТО уже набрал обороты. Путин встретился с президентом Биллом Клинтоном, госсекретарем Мадлен Олбрайт, советником президента по национальной безопасности Сэмюэлем Бергером; всем им он задавал вопрос: как отнесется Запад, если Россия подаст заявку на членство в НАТО? По словам Виктора, Путин был настроен вполне серьезно. В присоединении к альянсу он усматривал два преимущества: во-первых, Россия смогла бы теснее сблизиться с Западом, и, во-вторых, что было еще важнее для Москвы, получила бы возможность ‘реформировать’ эту организацию времен ‘холодной войны’ изнутри. Подобно другим 19 странам-участницам НАТО, Москва обладала бы правом вето. Среди прочего она смогла бы помешать альянсу предпринимать новые действия вроде бомбардировок Сербии, с которыми Россия была не согласна.
Всякий раз, рассказывает Виктор, возникала напряженная пауза. Бергера вдруг страшно заинтересовала ползавшая по оконному стеклу муха. Олбрайт молча смотрела на стену перед собой. Клинтон переглянулся с советниками и наконец ответил любезно сформулированным отказом вроде: я был бы только рад, но это от меня не зависит.
Россиян это не обескуражило: люди из окружения Путина озвучили ту же идею приехавшим в Москву американским конгрессменам. Реакция была аналогичной, вспоминает Виктор: ‘У них на лицах появилось хитрое выражение, а затем прозвучал ответ — ‘Э-э, да вы хотите разрушить НАТО изнутри». Конечно, понять конгрессменов можно. К примеру, если бы Россия в 1999 г. была членом НАТО, Сербия беспрепятственно сотворила бы с Косово то же самое, что в свое время Белград и его ‘доверенные лица’ сделали с Боснией и Герцеговиной. Но Виктора оскорбил уже тот факт, что американцы сходу заподозрили Россию в неискренности. Очевидно, реакция Путина была аналогичной.
Но по-настоящему возмутительный инцидент, продолжает Виктор, произошел после терактов в США 11 сентября 2001 г. Путин одним из первых среди зарубежных лидеров выразил Бушу соболезнования и предложил любую необходимую помощь. Вскоре Буш попросил, чтобы Россия согласилась с американским военным присутствием в Узбекистане и Кыргызстане в качестве плацдарма для наступления против афганского правительства талибов. По словам Виктора, президент США пообещал: базы будут носить временный характер, и предназначаться исключительно для операции в Афганистане. Он вспоминает, что Путин дал положительный ответ, заметив: ‘Друзьям надо помогать’.
Через полтора года активная фаза афганской кампании завершилась. Кремль осведомился у Вашингтона, когда базы будут эвакуированы. Ответ американцев Виктор суммировал так: ‘Это зона наших стратегических интересов — мы никуда не уйдем’.
Вячеслав Никонов — элегантный пятидесятилетний историк и кремлевский инсайдер — считает: именно заявление Вашингтона о намерении остаться в Афганистане на неопределенный срок переполнило чашу путинского терпения. ‘В Кремле мне говорили ‘С нас хватит’, — рассказывает он. — Они ставят вопрос так: ‘Вы делаете то, чего хочет Америка, или у нас будут плохие отношения».
После этого Путин уже не был для американцев приятным собеседником…”

blog.kp.ru/users/2125404/post79559881/

Ратифицируй это
74.22 КБ
Шпионский скандал после гамбургера был всего лишь оплеухой.

Неспособность США ратифицировать новый Договор СНВ обернется ударом по Медведеву. Глава неоконсервативного «мозгового центра»  Роберт Каган, опубликовавал комментарий в газете Washington Post, в котором он советовал республиканцам поддержать договор, чтобы их не обвинили, когда в будущем американско-российские отношения ухудшатся. Каган считает само собой разумеющимся, что американско-российские отношения должны ухудшиться, и если это произойдет, он хочет позаботиться о том, чтобы вина была возложена на архитекторов «перезагрузки» — Обаму и Медведева.
— Здравствуй, Вова! — Здравствуй, Джордж! Этот цирк мы уже видели.
"The New York Times" пишет:“Как считают американские официальные лица и специалисты по вопросам внешней политики, если Обама не сумеет выполнить свои обещания, это внесет разлад в так называемую политику перезагрузки и подтвердит правильность позиций премьер-министра Владимира Путина и прочих противников компромиссов, скептически относящихся к политике сближения с США”.
Еще одна инициатива Обамы пока не направлена в Сенат. В целях принятия России во Всемирную торговую организацию администрация хочет отменить поправку Джексона-Вэника к закону о торговле от 1974 года, которая накладывает на Москву ряд ограничений. Советники Обамы опасаются, что республиканцы могут использовать данный вопрос для затягивания дебатов о России. Тем самым ее вступление в ВТО будет отложено, а то и полностью заблокировано.
Сам Медведев, понимая нежелание ястребов идти навстречу Обаме, показал небольшую “козу”, встретившись накануне саммита с президентом Ирана.
Если ратификация состоится, то “Мюнхен” Медведева отодвинется лишь на время. Детство президента заканчивается, придется взрослеть.

ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ  дотошно покопаться в прошлом
Был ли Путин антизападником?
 
2001 Визит в США

В.ПУТИН: Уважаемые дамы и господа! У техасских ковбоев каблуки у сапог немного скошены внутрь, чтобы, работая на ранчо, не запачкаться грязью. Чистота – прекрасный символ, в том числе и для международных отношений.
Выступление и ответы на вопросы в Университете Райса
archive.kremlin.ru/appears/2001/11/14/0002_type63376type63377type82634_28701.shtml

В.ПУТИН: Кто хочет, чтобы Президент Буш поехал в Россию, прошу на счет «три» сказать «да». One, two…
ПРИСУТСТВУЮЩИЕ: Да. (Аплодисменты.)

Встреча с учащимися средней школы города Кроуфорда
archive.kremlin.ru/text/appears/2001/11/28702.shtml

Интервью американской радиостанции «Нэшнл паблик рэдио» archive.kremlin.ru/appears/2001/11/16/0000_type63379_28703.shtml

2002. Пресс-конференция первого заседания Совета Россия–НАТО
archive.kremlin.ru/appears/2002/05/28/0003_type63374type63377type63380_28926.shtml

После Мюнхена
Саммит Россия-НАТО. 2008
ВОПРОС: Владимир Владимирович, здесь часто говорят о возможности повторения «холодной войны». Считаете ли Вы это возможным?
В.ПУТИН: Нет, я думаю, что это невозможно. В этом никто не заинтересован. Но есть, возможно, отдельные силы, которые хотели бы немного замутить воду и в этой мутной воде выловить какую-то рыбу. Но глобальные игроки, я думаю, – ни Европа, ни Соединённые Штаты, ни Россия – никто не заинтересован в возврате к прошлому. Нет такой необходимости. Обращаю ваше внимание, что нет никаких идеологических расколов и разделов сегодня в Европе. Нас, по большому счету, ничто не разъединяет. Если мы говорим о том, что у нас есть какие-то озабоченности, то мы бы хотели, чтобы мы были услышаны и вместе решали проблемы, которые возникают.
Много говорят о том, что Россия является несговорчивой. А почему мы должны быть сговорчивы, если речь идет об угрозах нашей национальной безопасности? Это же не мы вышли из Договора по противоракетной обороне. И после этого начался потихонечку слом сложившейся за десятилетия до этого системы международных отношений в сфере безопасности.
ВОПРОС: Владимир Владимирович, накануне встречи некоторые западные СМИ сообщали, что наши партнёры по альянсу ожидали аналога Вашей мюнхенской речи. Тем не менее Вашего выступления, так уж получилось, мы не слышали. Слышали в пересказе. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, Вы оправдали эти ожидания Ваших коллег? Или всё прошло мирно?
В.ПУТИН: Тут какой-то религиозный ужас в ожидании моих речей. Я не знаю, откуда он возник. Во-первых, в Мюнхене я выступал на международной конференции. Она предполагает определённый стиль, откровенный и полемичный.
Сегодня мы встречались в другой обстановке. Говорили, я уже упоминал об этом вначале, тоже весьма открыто и конструктивно. Но не перешли определённых границ: это не был тон взаимных обвинений. Я изложил нашу позицию, мне показалось, она значительной частью коллег была услышана. Был конструктивный отклик на то, что мной было сказано. В общем, это была реальная, открытая деловая встреча и полезная дискуссия. Вот что я хотел бы сказать о сегодняшней дискуссии.

archive.kremlin.ru/text/appears/2008/04/163119.shtml

И собственно, она, родимая
2007
“Однако что же такое однополярный мир? Как бы ни украшали этот термин, он в конечном итоге означает на практике только одно: это один центр власти, один центр силы, один центр принятия решения. Это мир одного хозяина, одного суверена. И это в конечном итоге губительно не только для всех, кто находится в рамках этой системы, но и для самого суверена, потому что разрушает его изнутри.
И это ничего общего не имеет, конечно, с демократией. Потому что демократия – это, как известно, власть большинства при учете интересов и мнений меньшинства”.

Выступление и дискуссия на Мюнхенской конференции
archive.kremlin.ru/appears/2007/02/10/1737_type63374type63376type63377type63381type82634_118097.shtml

ОСТАЛЬНЫЕ ЧАСТИ
2. www.youtube.com/watch
3. www.youtube.com/watch
4. www.youtube.com/watch
5. www.youtube.com/watch
6. www.youtube.com/watch
7. www.youtube.com/watch
8. www.youtube.com/watch

P.S. ВОПРОС: Насколько я знаю, Вы долгое время работали в разведке, и если я правильно понимаю, то основные усилия нашей разведки были направлены на укрепление позиций нашего государства на мировой политической арене, в противовес потенциальным врагам, и основным врагом потенциальным называли Соединенные Штаты Америки.
Меня очень интересует такой вопрос. Что Вы чувствовали, Владимир Владимирович, когда ночевали на ранчо у Джорджа Буша, американского лидера?
В.ПУТИН: Вы правы, конечно. Во времена Советского Союза и сами Соединенные Штаты, и блок НАТО считали основным противником. В официальных документах в организации, где я работал, Соединенные Штаты проходили под наименованием «главный противник».
Но я не очень был взволнован тем, что ночевал на даче Буша. Я думаю, что он должен был сам думать о том, что происходит, если он запустил к себе бывшего сотрудника советской внешней разведки.
Кроме всего прочего, могу Вам сказать и думаю, что Вы знаете об этом, все-таки действующий Президент Соединенных Штатов – сын бывшего директора Центрального разведуправления США, который после этого стал Президентом Соединенных Штатов. Поэтому можно сказать, что мы были в семейном кругу и понимали друг друга неплохо.

Реклама

From → Uncategorized

Добавить комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: